Похищение которого не было, или подстава для прокуратуры

Previous Next

Защита от государства - весьма смутное понятие, когда дело касается таких громких инцидентов, как недавняя ситуация, произошедшая с инвалидом-колясочником Дмитрием Матвеевым. Известный Иркутский деятель и председатель общественной организации «Клуб «Губерния» был незаконно обвинен в похищении человека и мошенничестве. Похоже, что «упрятать» невиновного человека в тюрьму всерьёз намеревалась экс-супруга бизнесмена Татьяна Казакова. Женщине явно не хватило своих доводов в процессе раздела имущества раз вопрос скатился до банальной фальсификации уголовного дела. 


Разумеется, Дмитрий Матвеев поспешил объяснить свою версию произошедшего в интервью «Аргументам неделi». Бизнесмен и меценат активно занимается развитием гражданских институтов в России, отстаивает права людей и расширяет собственный туристический проект «Байкальская Виза». 


— Дмитрий Геннадьевич, объясните ситуацию, которая произошла с вашей бывшей супругой Татьяной Казаковой. Ранее вы вещи совместный бизнес, однако во время бракоразводного процесса банально не смогли поделить надпиле имущество? Как так получилось, что вам пришлось попасть не просто в центр споров, а крупного конфликта с женщиной, которая, как мы знаем, обладает довольно резвым характером? 


— Мы заранее оценили нажитое в браке имущество и его размер составил более 1 млрд рублей. Мы обо всем с ней договорились. Татьяна Казакова на выражала никаких отрицаний касательно перераспределил имущества и наш уговор был документально закреплен. ((Дмитрий Геннадьевич демонстрирует документ-расписку обеих сторон). Однако, уже на протяжении пяти лет моя бывшая жена наотрез отказывается выполнять один из главных пунктов нашего соглашения - передача долей в торговом центре «Версаль». Наш текущий спор заключается именно в этом. 


Я наблюдаю за тем, как Татьяна Казакова стремится обратить «Версаль» в единоличную собственность. Разумеется, она не очень церемонится в процессе выбора достижения своей цели. 


— Дмитрий, Геннадьевич какое-то время назад конфликт с торговым центром «Версаль» был обострен настолько, что многим арендаторам пришлось всерьез начать бояться за свой бизнес. Этот период ещё именован «рейдерским захватом», а в интернете активно крутятся видеозаписи, напоминающие фрагменты криминальных фильмов 90-х. 


— Да, весной 2018 предпринимались попытки парализовать работу всей сферы общественного питания в ТЦ «Версаль». Арендаторы говори об угрозах публично и не раз передавали мне просьбы взять под контроль всю ситуацию. Ими предпринимались попытки выхода на городской пикет с целью призыва к ответственности правоохранительные органы. Тогда борьба шла уде не за бизнес. Арендаторы всерьёз опасались за свою жизнь. Если вы помните, то именно в тот период в здании торгового центра в большой толпе была подожжена дымовая шашка. Счастье, что подобные действия не привели к пожару. Однако, органы власти так и не придали делу нужной огласки, ссылаясь на то, что арендаторы были попросту втянуты в гражданско-правовой спор. 


В интернете есть еще одна видеозапись, впервые попавшая в сеть в начале 2016 года. Тогда в «Версаль» был вызван целый отряд полиции с целью предотвращения рейдерского захвата. Только вот Татьяне Казаковой удалось закрутится в кабинете с одним из представителей уполномоченных органов и «договориться» о мирном разрешении конфликта. Разве взятка должностному лицу - это не уголовно преследуемое действие? Разве за такое не нужно привлекать к ответственности по статье 291 УК РФ?


Я и мой сын Иван настоятельно настаиваем на возбуждении уголовного дела в отношении поддельной долговой расписки от его имени. Фальсифицированный документ был создан для того, чтобы привлечь моего сына к фиктивным обязательствам на 515 млн рублей. Этот рычаг давления выбрала сама Татьяна, чтобы поскорее решить вопрос с ТЦ «Версаль». Конечно, проведенная экспертиза доказала факт поддержки. Подпись нанесли путем копирования на просвет. Все доказательства были у власти на руках, но они предпочли опять не вмешиваться в уже уголовный процесс. 


— Зато против вас есть настоящее уголовное дело, которое продвигается с огромной скоростью. Кто этот человек, в похищении которого вас якобы обвиняют? И какова его сегодняшняя роль в затянувшемся конфликте между вами и бывшей супругой Казаковой? 


—  В данный момент все обвинения в мой адрес упираются только на показания одного человека - якобы потерпевшего. Руслан Дукин - довольно мутная фигура в этом деле. Ранее он работал охранником, своего бизнеса за ним не числится. Сейчас выяснилось, что Дукин каким-то образом стал номинальным учредителем и директором открытого акционерного общества «Престиж». Эта компания владеет несколькими крупными охотничьим угодьями. Ранее фирма принадлежала мне и моей супруге. После развода был уговор, что угодья отойдут мне, но Татьяна своё обещание не сдержала. Дукин в напряженный момент попросту разыграл свою карту. 


Если вы не знаете, то Дукин и сам является частью уголовного дела. Его обвиняют в двойной продажа имущества по мошеннической схеме. Сначала Дукин  оформил договор в мою пользу, а затем на дочь моей бывшей супруги. Объектом стал как раз ООО «Престиж». Вы бы смогли доверять такому человеку? Однако, следствие по моему делу опирается как раз на показания Дукина. Он же менял их несколько раз на протяжении всего процесса. Я уверен, что его попросту вписали в готовый сценарий с целью оказания ещё одной попытки грубого воздействия на мои интересы и личность. 


Насколько я знаю, ООО «Престиж», которое моя бывшая супруга стало считать частью своей собственности после махинаций с двойной продажей, она хочет использовать в качестве поощрения тех людей, которые занимались моей травлей. Татьяна неоднократно поднимала стоимость угодий рассказывала, что на их территории можно пилить попросту первоклассный лес с возможностью дальнейшей реализации в Китай. Хотя изначально данный участок предназначался только для охоты. 


Я пока не знаю как, но, скорей всего, получатели подобных обещаний смогли самостоятельно ощутить подвох и отказывались от подобных предложений. А в один вечер Татьяна вместе с Дукиным появились на пороге моего дома. К тому моменту, я формально не являлся владельцем ООО «Престиж».


—  Вы не просили Татьяну организовать встречу с Дукиным и говорите о том, что он по своей воле лично приехал к вам домой? 


— Он говорил о том же в своих первых показаниях, но впоследствии изменил позицию. Ведь какой смысл в том, что дело было возбуждено в 8 часов утра 2 июня 2018 г., а спустя всего через пару часов так называемый потерпевший уже записал видео с утверждением того, что его никто не похищал? 


Повторюсь, что Дукин - не мой друг или коллега, я не общаюсь с людьми подобного круга. Я не желал его похищать или угрожать расправой. Моим единственным желанием в споре супругой выступал мирный договор о разделе совместно нажитого имущества. 


Как мне успела сообщить прибывшая в тот вечер компания, в тот день Дукин сам напросился на эту встречу. 


— О чем вам удалось пообщаться с «незваным» гостем? 


— Он сообщил мне о готовности рассказать всю правду правоохранительным органам в отношении продажи ООО «Престиж». Не безвозмездно. Он приехал с целью обсуждения последующих условий. Я прекрасно понимал, что ожидать от человека с подобным укладом жизни честности не стоит , поэтому не поддался на предлагаемый торг. Он получил всю сумму и решил утром ехать в полицию, чтобы рассказать то, что произошло на самом деле. 


До наступления утра Дукин остался у меня в доме. Он пребывал в спокойном настроении и даже попросил ужин. Все это время он никуда не торопился, спокойно перемещался по территории, выходил по купить. Этот факт установили при помощи камер наблюдения. Они расположены по всему периметру участка. Дукин мог в любой момент покинуть территорию моего дома. Разумеется, сюда же я хочу добавить и тот факт, что являясь кандидатом в мастера спорта, Дукин мог с легкостью преодолеть любое попавшееся препятствие. Но он никуда не хотел уходить. Даже наоборот. Все время обвинял  Казакову и высказывал свои опасения относительно работы с ней. Просил меня постараться оградить его от дальнейшего тесного контакта. Предложив отметить нашу договоренность Дукин в один момент даже назвал меня своим другом. 


Полную свободу моего гостя смогут подтвердить ещё как минимум 11 свидетелей. Никто его милой в моем доме не удерживал. 


— По какой причине на следующий день Дукин начал фигурировать в деле о похищении, как пострадавшее лицо? 


— Такой поворот событий для меня стал полной неожиданностью. Все это было похоже на хитрую западню. Я не могу сказать, чей изначально сценарий разыгрывался в ту ночь - Дукина или моей бывшей жены. Но произошедшее с утра я не могу назвать никак иначе, как перехват. 


В 9 ч. 30 мин. 2 июня 2018 года Дукин покинул мой дом с предоставленным по его просьбе водителе и направился в местный полицейский отдел. Однако, ещё по пути автомобиль остановили сотрудники уголовного розыска, чтобы доставить Руслана в Следственный комитет. По моему мнению, там и произошла их встреча с моей бывшей женой Татьяной Казаковой. Именно после общения с ней он резко превратился из мошенника в «похищенного». 


Я не исключаю тот факт, что Татьяна ранее узнала о намерении Дукина признаться в афере со сделкой. После изучения дополнительных материалов дела ситуация представляется именно таким образом. Но следствие никогда всерьез не воспринимала такой исход событий. 


Так, нам отказали в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента. Настоящее похищение включает три этапа - захват, перемещение, удержание. Мы с адвокатами просили провести эксперимент с участием Дукина (или лица схожего по комплекции с потенциальным потерпевшим) в моем доме. Такой подход помог бы установить, имел ли похищенный возможность свободно покинуть территорию дома площадью 2 гектара. Но это никто проверять не стал. Грубейшее пренебрежение, как мне кажется. Отсутствие следственного эксперимента мне даёт объективно оценить ситуацию. 


Я настоятельно настаиваю, что представленные в мой адрес обвинения - это полный оговор. Все обстоятельства были специально подстроены так, чтобы поместить меня, инвалида-колясочника первой группы в тюрьму. Казакова хорошо знает о текущем состоянии моего здоровья. Полагаю, что в этом случае рейдерский захват не заставит себя долго ждать. 


— Не смотря на инвалидность, вас в 2018 году все же посадили в СИЗО на целых два месяца 


— Инвалид-колясочник в СИЗО - это полный произвол. В суд первой инстанции буди предоставлены все необходимые документы, подтверждающие мои проблемы со здоровьем. С такими показателями строго запрещено удерживать человека в изоляторе. 


Мне непонятно, почему судья закрыл на это глаза и почти на 2 месяца посадили инвалидка а решетку, где попросту нет нормальных условий? 


С нейротравматологическим заболеванием 1 группы на законодательном уровне запрещено помещать человека в СИЗО. Как я понимаю, главной задачей следственного комитета стало мое удержание под следствием продолжительный период. 


По итогу длительных разбирательств и многократного обращения в вышестоящие органы удалось доказать незаконность моего ареста. Этот факт признал Европейский суд. Член комиссии по делам инвалидов при президенте, член совета по вопросам попечительства Ксения Безуглова, побывав в  нашем Иркутске,  заявила о вопиющем ущемлении прав обычного человека.


Я думаю, что только активная позиция общественности, ЕСПЧ и всевозможных правозащитников помогла мне отстоять свои права  и заменить неадекватную меру пресечения на гуманную. 


Нашу активность с общественной пока нельзя назвать полной, однако сейчас я могу говорить о значимой победе над происходившим произволом. 


Сегодняшняя ситуация пробуждает надежду на то, что общественный интерес к разработке метода для эффективного расследования моего дела не позволит увести его в то русло, в которое так хочет моя бывшая жена. 


Хочется сказать, что члены Общественный платы нашей области высказали своё единогласной мнение о необходимости скорейшей передачи дела для объективного рассмотрения в другой регион. Ранее я отправлял не коротко подобных отвращений к представителям различных уровней власти - письмо на имя губернатора Иркутской области, уполномоченного представителя президента, главе государства. 


Сейчас пока не принято решение, которое смогло бы точно разорвать созданную моей бывшей супругой коррупционную схему. Но я уверен, что такое решение обязательно придёт. Сейчас эффект от всех пережитых обстоятельств скорее негативный. Череда моих отвращений сильно нервирует правоохранительные органы и «верхушки» данных слоев. Но как мне удержаться от противостояний, если устрашения в отношении меня только возрастают?


Мои надежды на то, что антикоррупционные механизмы у нас все же работают. И все обращения в отношении моего дела будут рассмотрены беспристрастной стороной.


Я убеждён, что в структуре Следственного Комитета и прокуратуры не должны работать люди, которые используют свои полномочия в личных или иных целях, не соблюдают закон и не стремятся к социальной справедливости.