В пасти красноярского монстра. История четвертая.

Previous Next

Уже 15 месяцев активно продолжается расследование относительно ситуации, связанной с С деятельностью известного бизнесмена, благотворителя инвалида-колясочника Дмитрия Матвеева. Согласно текущим версиям следствия, Дмитрий Матвеев самостоятельно организовал похищение и вымогал деньги из безработного Руслана Дукина, который ранее являлся главным директором и владельцем охотничьих угодий, обманным путём перешедших бывшей супруги Дмитрия Татьяне Казаковой. Версия следствия настроена на то, что Матвеев организовал похищение и требовал с Дукина полный возврат прав на владение угодьями, применяя к мнимой жертве соответствующие показания против своей же экс-супруги. 


После передачи Siri обращение на имя депутатов государственной думы Российской Федерации и председателя следственного комитета Российской Федерации Александра Бастрыкина, в которых был четко поставлен вопрос о незаконных действиях следователя по особо важным делам следственного комитета Евгения Карчевского у руководителя регионального следственного комитета, генерала Андрея Бунева, начались существенные проблемы. Так,

Центральный аппарат потребовал от него все уголовное дело для его последующей отправки в Москву. Некоторые события уголовных разбирательств были буквально «сшиты между собой» бедными нитками. После проведения нескольких совещаний о судьбе неверно состряпать новые уголовные дела, было принято единогласно решение о возвращении всех указанных данный назад, что позволило бы изменить квалификацию действия Матвеева с уголовного преступления на более мягкую форму.


Полноценное изучение уголовного дела при помощи внедрения центрального аппарата показало то, что оно не имеет дальнейшей судебной перспективы в отношении виновности Дмитрия Матвеева. Этот фактор означал только одно – создание полного оправдательного решения судом со всеми вытекающими для текущего следствия выводами. Дмитрию Матвееву полагалась денежная компенсация, а самому следователю, который вел дело, грозили последующие разбирательства. 


После подобных действий было принято поспешное и вероломное решение, при помощи которого Дмитрию Матвееву было выставлено обвинение в тяжкой статье  «Вымогательство» в соответствии со статьей 330 уголовного кодекса Российской Федерации, она гласила о самоуправстве и больших штрафных санкциях. Главной целью подобных действий была месть Матвееву за активное сопротивление текущему произволу следователей в отношении открытого на его имя уголовного дела о похищении. Решительным ответом стал обыск, который можно сравнить с фактическим «ограблением» бизнесмена. Все деньги и ценности общественного деятеля были буквально вынесены за порог. 


Судебный барьер или какие сложности возникли на пути у фальсификаторов? 


При планировании обыска, а точнее обноса текущего имущества Матвеева, следователем Евгением Карчевским было придумано совершенно нелепое основанием для производства подобных действий. Так, он полагал, что в доме Матвеева могут находиться долговые документы на имя Дукина, которые сам Руслан Дукин написал вымогателям, а также документы и иные признательные показания потерпевшего. Все эти доказательства были сфальсифицированы, поэтому следователи регионального следственного комитета после проведения обыска не обнаружили ничего подозрительного., однако, у обвиняемого была изъята крупная денежная сумма, которая впоследствии была оправдана тем, что Дмитрий Матвеев собирал данные деньги на свое собственное лечение. Позже представителем следственного комитета был создан иск на повторный обыск, который даже не стал проверять районный суд города Иркутска.  7 сентября 2019 г. официальные органы буквально «разрешили» Карчевскому устроить полный погром в доме Матвеева. Посмотреть видео обыска, а точнее спланированное нападения на дом можно здесь. 



Однако, данный обыск в доме был обжалован самим Матвеевым в суде. Другая судья Иркутского районного суда Кристина Светус удовлетворила жалобу, признав текущий обыск жилища следователем Евгением Карчевским, в ходе которого он забрал из дома Матвеева 270 тысяч долларов, незаконным. Подобное решение было всерьёз обусловлено тем, что целью проведения подобных действий стало изъятие совершенно других предметов, которые не имели прямого отношения к делу, а не денег обвиняемого, приготовленных им на лечение. Иными словами, Карчевский, обманным путем получив у суда разрешение на обыск с целью отыскания вещдоков по делу, грубо злоупотребив своим текущим служебным положением. Он попросту без особого труда обчистил обвиняемого Матвеева.


Получив увесистое предупреждение, следователь Евгений Карчевский даже не подумал исполнять данное постановление суда. Он вновь цинично прошёлся по фальсифицированной бородке ломана и создал новые обманные факты. 


18 миллионов компенсации за одну «ночь» с Матвеевым


Следователь Евгений Карчевский находился в предполагаемом сговоре с татьяной Казаковой и якобы потерпевшим Русланом Дукиным, а также ещё с одной свидетельницей. Он собственноручно вложил в материалы дела составленный Русланом Дукиным гражданский иск потерпевшего Дукина о возмещении ему внушительного морального вреда. В своём иске Дукин попросил о взыскании с Матвеева компенсации в размере 20 миллионов рублей. Все эти деньги Дукин потребовал за якобы насильственное удержание его в доме бизнесмена Матвеева и иные противоправные действия в отношении охотничьих угодий, выступавших предметом спора обеих сторон конфликта. 

Так охарактеризовал свой приезд именно Дукин хотя ранее было установлено, что в ночь похищения он по своему желанию оставался в доме Матвеева, выпивал и закусывал, ада ещё и проучил за подобные действия около 10 тысяч долларов. Разумеется, подобное обвинение было никоим образом не сопоставимо с той суммой, которую получил следователь Евгений Карчевский в ходе обыска в доме Матвеева. Общая сумма изъятых денег варьировалась в пределах 270 тысяч долларов, то есть 17 584 424 рубля. Далее, следователь Евгений Карчевский написал новую петицию, но уже в Кировский районный суд г. Иркутска. В ней он отметил своё беспокойство за интересы потерпевшего Дукина получить 20 млн. рублей компенсации за проведенную в доме Матвеева ночь, а также потребовал наложить арест на изъятые у Матвеева деньги арест в целях обеспечения исполнения требований потерпевшего о компенсации ему морального вреда. Эти средства оставались в личном сейфе следователя до момента окончания судебных разбирательств. 



Занимающаяся рассмотрением требованием следователя Карчевского, судья Кировского районного суда г.Иркутска Светлана Почепова, в отсутствие обвиняемого лица и его правозащитников, 4 октября 2019г. приняла решение – наложить арест на изъятые у Матвеева деньги, то есть оставить эти деньги у следователя Карчевского. В этом деле оставался нюанс – следователь Евгений Карчевский не сообщил судье Светлане Почеповой о том, что его действия по изъятию денег уже были признаны незаконными другим вышестоящим судом. Разумеется, даже не вникая законность самого обыска, можно понять текущую логику Светланы Почеповой.


Абсурдность данной ситуации ясна тем, кто впервые услышит такие баснословные суммы для возмещения морального вреда, которые сумел удовлетворить кировский районный суд в городе Иркутска другим людям, при этом, этот суд официально присуждал незаконно осуждённым и просидевшим год и более под стражей  компенсацию в размере от 10 до 30 000 руб. за текущий моральный вред. Около 30 000 руб. назначил суд незаконно просидевшему в СИЗО более года Метелеву А.В. Незаконно содержащемуся более полутора лет под стражей предпринимателю Бурляеву М.Г. судья этого же суда Светлана Алферьевская присудил 10 тысяч рублей. Судья этого же суда Кулакова С.А. смогла назначить компенсацию в 20 000 рублей незаконно содержащемуся под стражей Панфилову И.С., который около 2 лет  провел в тюремных условиях по сфабрикованному уголовному делу. Судья этого же суда Дятлов СЮ. присудил незаконно содержащемуся 8 месяцев в СИЗО Егорову Ф.И. 100 000 рублей. Такую же сумму присудил этот суд незаконно содержащемуся в СИЗО Сластных О.М. за прошедшие 9 месяцев заключения. Однако, оценённые вышеуказанной инстанцией моральные страдания Руслана Дукина, который провёл всего одну ночь в доме Матвеева в 18 миллионов рублей, разрешив следователю Карчевскому изъять у обвиняемого и хранить у себя текущую сумму денег как обеспечение заявленного иска, можно считать абсурдными.


К этому фактору стоит  добавить и то, что следователь Евгений Карчевский изъятые деньги не собирался внести на специальный счет, как того требуют текущие положения закона. Он нагло «прибрал» к рукам чужие денежные средства, которые предназначались для лечения больного инвалида-колясочника Дмитрия Матвеева. И это не первая подобная ситуация. Ранее произошёл случай, который позволил возбудитель уголовное дело против бывшего коллеги Карчевского, следователя регионального следственного комитета Владислава Матвеева.


Он сфальсифицировал материалы о том, что 13 братчан причастны к убийству Левашова в Ангарске, и взялся за обыски. У непричастных к преступлению людей он изымал оружие, золотые слитки, ювелирные изделия, крупные суммы.


Сотрудники СОБРа, которые сопровождали Матвеева, рассказали о том, что следователь в первую очередь искал именно деньги и ценности (общий размер средств составил около 5 миллионов рублей, больше 70 тысяч долларов и более 20 тысяч евро.) Следователь Владислав Матвеев заявил о том, что из сейфа исчезли все деньги: кроме указанных сумм пропали еще и 3 миллиона рублей, изъятые в процессе расследовании других дел. В ходе проведенных махинаций он получил 6 лет исправительной колонии.


Аналогичными проделками отличился и нынешний заместитель регионального следственного комитета Михаил Федяшев. Будучи руководителем следственного отдела по г. Иркутск СУ СКР по Иркутской области в 2013 году он поручил своему подчиненному следователя Эрнесту Шерханову задержать Заслуженного учителя России Виктора Колесникова. Во время задержания у него были изъяты средства на сумму более полумиллиона рублей. Все они были помещены помещены следователем Шерхановым в ячейку ПАО Сбербанка.



В отношении Колесникова подчиненные генерала Бунева фабриковали уголовное дело по ст.160 ст.292 ч.1; ст.286 ч.1; ст.286 ч.1; ст.160 ч.4 УК РФ (растрата, превышение служебных полномочий и служебный подлог). После этого действия, более 4 лет заслуженному учителю грозили расправой, а его преследователи добились того, что уголовное дело попросту развалилось. Так, уголовное преследование Колесникова было прекращено в суде в декабре 2017 года.


После вынесения судом оправдательного приговора с целью прекращения уголовного преследования, Колесников обратился в отделение Сбербанка, куда были в 2013 году помещены денежные средства в сумме 500 000 рублей. Сбербанк сообщил Колесников о том, что СПУСТЯ ДВА ДНЯ после открытия ячейки в Сбербанке, денежные средства забрали следователь Эрнест Шерханов и его руководитель Михаил Федяшев, их подписи имеются в документах Сбербанка. 


По сути, Федяшев и Шерханов попросту украли деньги Колесникова, надеясь что тот сгноит в тюрьме по сфабрикованному ими же уголовному делу.


Последним все легко сошло с рук, поскольку сразу после подачи жалобы адвокатами деньги были возвращены на место.. Шерханов тогда уводился из органов. 


Разумеется, пока не ясно, какова судьба у незаконно изъятых у Дмитрия Матвеева денег, да и о дальнейших разбирательствах в отношении Евгения Карчевского остаётся только догадываться. Ясно одно - подобное дело невозможно завершить законно без придания всесторонней огласки.